«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Око за око - пределы самообороны могут быть расширены

Ударом на удар - стрелять на поражение и биться до последнего обещают разрешить тем, кто защищает свое жилище. По крайней мере, такой законопроект собираются внести в Госдуму. По идее сторонников самообороны с оружием, на своей территории за нажитое непосильным трудом можно будет и убить.

 

Ударом на удар - стрелять на поражение и биться до последнего обещают разрешить тем, кто защищает свое жилище. По крайней мере, такой законопроект собираются внести в Госдуму. По идее сторонников самообороны с оружием, на своей территории за нажитое непосильным трудом можно будет и убить.

Разработчики приводят в пример дело Савченковых, которые, отбиваясь незваных вооруженных гостей, ранили одного из нападавших из травматики, в результате отец и сын получили по 10 лет колонии за превышение самообороны.

Противники проекта - это и полиция, и Верховный суд, - оценили законопроект негативно. Ведь разделить самосуд и самооборону в этой ситуации будет сложно.

Сергей Дмитриев говорит, что пришлось открыть ответный огонь. Налетчики начали стрелять первыми. Их было не меньше десяти. Сын в ту ночь защищаясь тоже взялся за травматику. Перестрелка во дворе небольшой гостиницы, которая, по сути, является и домом ее владельца. Помимо постояльцев, здесь живет вся семья Сергея Дмитриева. Трое нападавших получили ранения. И в итоге Сергей сам оказался на скамье подсудимых. Вердикт: год ограничения свободы. Из десяти налетчиков практически все ушли от ответственности.

"Нападавшим - ничего. Тому, кто стрелял с ружья, дали три года условно. Всем остальным вообще ничего", - говорит Сергей Дмитриев.

Сергей знает, что по 37-й статье Уголовного кодекса – "Необходимая самооборона" - он имел право защищаться. И до сих пор недоумевает, о каком превышении необходимых мер можно говорить, когда у тебя дома уже стреляют. И таких сторонников расширения прав на самооборону немало.

"В ту же 37 статью добавляется пункт, что при насильственном проникновении в жилище собственник имеет право применять любые методы для пресечения, не задумываясь о здоровье нападавших, чтобы у него не стоял вопрос - сяду я или не сяду", - говорит региональный координатор движения "Право на оружие" Игорь Шмелев.

Петиция - за внесение поправок в Уголовный кодекс - набрала свыше 100 000 голосов и уже рассмотрена экспертной группой правительства России. Дальше должен появиться законопроект, который направят в Госдуму. Но вопросов к инициативе тоже немало.

"Признавать необходимой самообороной все действия, совершенные для защиты вашего имущества, жизни близких на территории вашего дома. Что такое дом, не очень понятно. Если считать жилищем, то туда попадают гостиницы, общежитие, купе поезда, в котором вы едете, и фактически предлагается узаконить любое убийство, совершенное на территории любого помещения", - заявил член комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Илья Костунов.

Противники поправок опасаются, что под самооборону преступники начнут маскировать убийства. Те, кто за изменения, говоря, необходимо все четко прописать. И, конечно же, "мой дом - моя крепость" вовсе не означает, что не будет расследования. Но главное - преступники будут знать, что их ждет.

"Дело не в том, что я исхожу из того, что все будут стрелять. А дело все в том, что люди, которые хотят заглянуть на чужую территорию и зайти в чужую квартиру, будут понимать, что они рискуют получить пулю", - говорит полномочный представитель правительства России в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский.

В 2012 году пленум Верховного суда еще раз разъяснил: давать отпор можно любыми силами и средствами, если жизни угрожает опасность. Но опытные психологи уверяют: когда врываются к тебе в дом, определить за считанные секунды, как далеко зайдут преступники, практически невозможно. И защищаться в этом случае будет каждый.

"Если на улице у нас есть возможность убежать и избежать этого конфликта, то когда мы говорим о домашнем пространстве, то даже самый доброжелательный человек, самый мягкий, спокойный, уравновешенный, он не будет убегать, а будет думать, как защитить. И с большей вероятностью на своей территории он будет нападать", - сказала психолог Аннета Орлова.

Мой дом - моя крепость. В Израиле с 2007 года действует закон Дроми - по имени фермера Шаема Дроми. Он застрелил одного из четырех грабителей. Тогда это было незаконно, но бездействие полиции заставило взяться за ружье.

В США есть Доктрина крепости. Закон разрешает защищать себя и свой дом всеми возможными силами и средствами. Здесь говорят: если преступник врывается в дом, он уже знает, на что идет, и знает, что может быть убит. Хотя и там все не так однозначно.

В прошлом году волна протестов прокатилась после того как был убит подросток, влезший на чужой участок без оружия, и был убит. Хозяина дома оправдали. Протестующие тогда говорили: мол, право на самооборону превратили в лицензию на убийство.

В другом громком случае владелец аптеки 59-летний Джером Эрсланд получил пожизненное, после того как дал отпор вооруженным налетчикам и одного из них застрелил. Первая пуля попала в голову, еще несколько - в тело. Это прокурор посчитал излишним. Тогда люди тоже вышли на улицу совсем с другими словами: жизнь преступника стала цениться больше, чем жизнь законопослушного американца.

Громкая история в Тульской области. В 2012-м Гегам Саркисян, защищая себя и свою семью от четырех вооруженных грабителей, кухонным ножом убил троих. Тогда он тоже мог оказаться на скамье подсудимых.

"Характер причинения ножевых ранений дает основание полагать, что, возможно, это было и за пределами необходимой обороны", - говорит руководитель Следственного управления Следственного комитета РФ по Тульской области Татьяна Сергеева.

Дело получило общественный резонанс и после этого Саркисяна признали потерпевшим. Сегодня и сторонники, и противники петиции сходятся в одном: в России законы лучше, чем практика правоприменения. В этом-то и проблема: правоохранители не любят слово "самооборона". И чаще следователи возбуждают уголовные дела по статье "Умышленное убийство" или "Причинение тяжких телесных повреждений".

Адвокат Людмила Айвар уверена, чтобы изменить ситуацию, должны появиться внутренние приказы. Например, в Следственном комитете: возбуждать уголовные дела по факту убийства, а не в отношении конкретных лиц, если имеются признаки необходимой обороны. Нужно менять не законы, а следственную практику и судебную систему. Ведь машина правосудия слишком неповоротлива, и дать заднюю, сегодня мало кто решается.

"Прекращенное уголовное дело - это показатель плохой работы следствия. Поэтому следователи делают что? Они не прекращают уголовные дела, а вы уже в суде доказывайте, была оборона или нет. А судья как реагирует: следствие не прекратило, если я вынесу оправдательный приговор, мне нужно будет отписываться. Прокурор как думает? Я была прокурором, я знаю, что это такое, почему и ушла. Если я сейчас откажусь от обвинения и скажу: да, необходимая оборона, прошу прекратить уголовное дело, прокурору придется месяц отписываться, почему он избрал такую позицию", - рассказывает адвокат Людмила Айвар.

Многодетный отец Александр Телесов в одиночку дал отпор трем налетчикам, защищая детей. Оружие, говорит, применять не пришлось. Разве что отобранный у одного из нападавших черенок от лопаты. В итоге двое убежали, третий оказался в больнице. Возбудили уголовное дело: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

"Сломал я ему немножко больше ребер, чем положено, оказывается", – говорит Александр Телесов.

Он улыбается, потому что его история исключение из правил. Уголовное дело в итоге закрыли и прокуратура письменно извинилась. Александр Телисов признается, что даже если бы потом пришлось сесть в тюрьму, понадобилось - схватился бы и за нож, и за топор. Не задумываясь. Потому что защищал от преступников своих детей, себя и свое имущество. И потому что, как бы то ни было, мой дом - моя крепость.

Смотрите оригинал материала на http://www.1tv.ru/news/social/257425

 



Фотоархив

Все