«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

info@trunov.com

Кодекс адвокатской этики разрешили оспаривать в суде

Мотивы, по которым Хамовнический суд Москвы отказал в признании недействительным ряда положений Кодекса профессиональной этики адвоката, стали известны Legal.Report. В распоряжении редакции оказалось решение суда, вынесенное по иску адвоката Игоря Трунова к Федеральной палате адвокатов (L.R писал об этом деле здесь). Из судебного акта, в частности, следует, что кодекс не имеет признаков нормативного акта, а некоторые его формулировки носят исключительно декларативный характер – но вместе с этим истец все-таки был вправе требовать признания его недействительным.

Имеет ли кодекс силу?

В своем иске Трунов просил признать недействительным п. 4 ст. 9 КПЭА, который, по его мнению, запрещает адвокату критиковать власть и «выносить сор из избы», например, в социальных сетях. Более того, защитник убежден, что весь кодекс противоречит федеральному законодательству, предусматривающему «устанавливать в Кодексе обязательные для каждого адвоката правила поведения только при осуществлении адвокатской деятельности», а посему не имеет юридической силы.

Истец доказывал, что КПЭА по своей правовой природе относится к категории нормативно-правовых актов. Он, помимо прочего, содержит предписания, «обязательные для исполнения третьими лицами, не являющимися адвокатами, в части выполнения обязательных условий для признания обращений допустимыми». По мнению Трунова, из-за последнего обстоятельства кодекс подлежит обязательной регистрации в Минюсте и должен быть опубликован. Но это было сделано лишь единожды – в «Российской газете» от 05 октября 2005 года, а изменения и дополнения не публиковались.

НПА не является

Суд в лице судьи Натальи Шевьевой, однако, посчитал, что доводы Трунова о том, что кодекс содержит предписания, обязательные для не адвокатов, «являются надуманными». Так, в его 20-й статье приведены требования к жалобам, представлениям, обращениям для признания их допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства. Эти положения «не ограничивают права неопределенного круга лиц на подачу обращений, не устанавливают требования к содержанию обращений, обязательные для заявителей». И посему такой признак нормативного правового акта, как общеобязательность, отсутствует.

Таким образом, суд установил, что КПЭА нормативным правовым актом не является. А соответственно, требования о регистрации кодекса в Минюсте и официальном опубликовании на него не распространяются.

Об одежде и манерах адвоката

«Надуманными» Наталья Шевьева назвала также и доводы истца о несоответствии упомянутого п. 4 ст. 9 адвокатского кодекса положениям закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Согласно судебному решению, оспариваемая формулировка «носит декларативный характер», она лишь «подчеркивает высокий статус адвоката и несовместимость с данным статусом поведения», которое могло бы опорочить честь и достоинство как самого адвоката, так и адвокатуры в целом. И такое требование по определению не может распространяться только на сферу адвокатской деятельности, так как «в этом случае оно утрачивает какой-либо смысл».

Положения же КПЭА, касающиеся манеры поведения и стиля одежды адвоката, тоже не противоречат требованиям действующего законодательства и не ограничивают право истца на свободу слова, указано в решении. Вместе с тем запрет на использование, например, порочащих формулировок предусмотрен прежде всего федеральным законодательством.

КПЭА не последний раз под судом

Обосновывая свое решение, суд назвал нормы кодекса «достаточным образом» конкретизированными и не противоречащими принципу правовой определенности. По мнению суда, сообществу адвокатов «целенаправленно» предоставлено законодательное право устанавливать правила поведения с точки зрения профессиональной этики «в качестве корпоративного акта».

При этом декларируется обязательность данных норм для всех членов сообщества, что, безусловно, предполагает «внесение в соответствующий акт тех требований, на которые отсутствует прямое указание в федеральном законодательстве».

Однако, отказывая в удовлетворении иска Трунова в полном объеме, суд особо отметил, что доводы ответчика (ФПА) об отсутствии у истца права требования в отношении признания КПЭА недействующим и о том, что кодекс не затрагивает права адвоката, суд считает необоснованными.

В беседе с Legal.Report сам Трунов рассказал, что намерен в ближайшее время обжаловать данное решение в Мосгорсуде. «Жалоба уже готовится, наработки есть», – сообщил адвокат.

https://legal.report/article/22122017/kodeks-advokatskoj-etiki-razreshili-osparivat-v-sude



Фотоархив

Все